Сайт посёлка Ерцево
Жили-были

Где вы найдете сегодня ветерана Великой Отечественной войны, который был бы доволен всем, что у него есть в жизни: и здоровьем, и пенсией, и семьей, и жильем?

Мне повезло, два дня назад познакомился с таким человеком — и не в Москве, и не в Питере, и не на дачах в Барвихе или Николиной Горе, а в архангельской глуши, в селе Ерцево Коношевского района.

В дом ветерана привела меня работница местной библиотеки Евгения Аристарховна Рыбалкина. Долго стучимся в дверь, а затем в окно ветхой избы. Наконец дверь открывает хозяин; узнав Евгению Аристарховну, приглашает нас войти. Оглядываю жилище: вся изба состоит из одной жилой комнаты, которая занавесками разделена на три части: малюсенькую кухоньку примерно полтора метра на два, такую же спальню и основную часть, где устроена печь, стоят стол, шкаф для одежды, диван и три-четыре стула, еще маленький столик, на котором стоит приемник. Телевизора нет.

Александру Никаноровичу Родину 87 лет. Его супруга Фаина Яковлевна на 9 лет моложе. Они родом из этих мест. Мне хочется узнать, как живется ветерану Великой Отечественной войны здесь, в северных краях, на селе: на сколько хватает пенсии, помогают ли местные власти, дети, как организовано медобслуживание.

Но сначала разговор заходит о войне.

В армию на срочную службу Александра Родина призвали в сороковом. Война застала его под Тулой, где он месяц успел проучиться на курсах младших командиров. С началом войны курсанты вернулись в свои части. Так Александр Родин и остался рядовым. И в этом звании прошел всю войну. Воевать ему пришлось в артиллерии. О том, как воевал рядовой Родин, говорят два ордена: Красной Звезды и Отечественной войны I степени, а также медаль «За отвагу», которая у солдат почиталась особо.

Я рассматриваю награды на пиджаке, вытащенном Александром Никаноровичем из шкафа. Он комментирует: эта — за оборону Москвы, эта — за оборону Сталинграда, где воевал с августа сорок второго по февраль сорок третьего. Сначала немцы нас били, потом мы их. Здесь получил первое ранение. Эта — за операцию на Курской дуге. А вот эта наконец за взятие Берлина.

— Так вы во всех основных операциях Великой Отечественной участвовали. И что, на рейхстаге расписались?

— Нет, не расписался, не успел. До Берлина дошел, но нашему дивизиону реактивной артиллерии бить по городу запретили. Ведь мы бьем не по одной конкретной цели, а по площадям. По городу мы не били, чтобы не допустить жертв мирного населения и ненужных разрушений. От рейхстага мы стояли в двух километрах, и я получил в Берлине свое второе за войну ранение. Было еще несколько контузий. Так что на рейхстаге не расписался. А из Германии нас вскоре перебросили на Дальний Восток. И я еще повоевал с японцами в Маньчжурии. А войну закончил в Корее.

В 1946 году я демобилизовался, вернулся в свои родные северные края. И скажу: лучше и милей для меня, чем наши места, ничего нет. После войны и пчеловодом работал, и заведующим фермой, и председателем колхоза. Но председателем работать у меня сил не было. Из меня мелкие осколки после войны всю жизнь выходят с болью. В шестидесятых годах это было. Я написал заявление в райком партии, чтобы с председателей колхоза уйти. А меня не отпускают. Собрали бюро райкома. И секретарь райкома говорит: нет, не уйдешь с председателей. Но за меня врач нашей больницы заступился. Рассказал, что я весь израненный и осколки у меня лезут. И прокурор поддержал. И даже после этого сказали: пока замены не найдут, будешь работать. Такие времена были.

— А когда вы нашли Фаину Яковлевну?

— А сразу как с войны домой вернулся. В том же 46-м году мы и поженились. В сентябре будет 61 год, как мы вместе.

— Мне семнадцать лет было, — вступает в разговор Фаина Яковлевна. — Я в колхозе всю войну проработала. Цыганка мне нагадала, что я выйду замуж за парня по имени Александр. Но я не думала, что за него, ведь он на девять лет меня старше.

— А как вы сегодня выживаете? Дрова колоть надо, печь топить, в огороде работать.

— Мне давали квартиру с удобствами и здесь, и в городе. Но зачем она нам? Там соседи между собой ругаются, шум. Мы так жить не можем. Нам здесь хорошо. Здесь воздух чистый. И огород свой. Но сейчас уже сил нет. А дрова дети и внуки помогают заготовить. У нас двое детей — сын и дочь. Они в городе живут. Сын в Вологде. Еще четверо внуков, уже и правнуки есть. Пенсия у меня хорошая. Десять тысяч я сейчас получаю.

Александр Никанорович достает справку из социального отдела, где указано, что его пенсия составляет десять тысяч сто четыре рубля 76 копеек.

— А я три тысячи получаю, — вставляет Фаина Яковлевна. — Спасибо государству, этих денег нам двоим хватает.

— А администрация села вам в чем-то помогает?

— В прошлом году, — это говорит Александр Никанорович, — глава администрации села Геннадий Науменко привез нам 2,5 куб. дров. Продовольственный пакет предлагал. Но мы отказались. Нам нашей пенсии хватает. Зачем нам эти подачки? Я не пью. Разве чуть-чуть в праздник. Правда, курю с 17 лет. Но сейчас немного курю, только легкие сигареты.

— Да он, даже если и заболеет, — опять включается Фаина Яковлевна, — в поликлинику ни за что не пойдет. Вон осколки месяц назад из ноги выходили, так я сама их вытаскивала. Ему дома лучше. Я для него все — и доктор тоже, — смеется. Александр Никанорович обнимает жену.

— Скажите, — я не унимаюсь, — вы по путевкам в санатории когда-нибудь ездили?

— Нет, — это Фаина Яковлевна, — нам здесь хорошо и жить, и отдыхать.

— Александр Никанорович, а вы после войны бывали когда-нибудь в Москве, которую защищали, в Волгограде, в других местах, где воевали.

— Нет, не был, да и времени не было. Детей поднимали. А в старости уже никуда не хочется. Нам здесь хорошо.

— Так вы счастливы?

Почти одновременно говорят: «Да». А Фаина Яковлевна добавляет:

— Главное, чтобы дети, внуки и правнуки были здоровы. А мы друг за друга держимся, и нам другого счастья не надо. У нас все есть. Вот только по весне нас порой затапливает. Тогда помощь нужна бывает, воду отвести. Но в эту весну, слава богу, нас не затопило.

— А День Победы праздновать будете?

— А как же, сын обязательно приедет. Выпьем мы с ним «по рюмочке по маленькой». Вспомним всех, кто с войны не вернулся. Из пяти братьев с войны я один пришел. Остальные погибли. И мы каждого помянем: Ивана, Николая, Григория, Савватия. Пусть земля им будет пухом. И всем, кто на той войне остался. И дай бог, чтобы память эта в поколениях сохранилась.

Автор статьи: Вячеслав Измайлов
Опубликовано в «Новая газета» 07 мая 2007
1145 просмотров
Рубрика: Жители
Добавлено: 27 марта 2010
Быстрая подписка на Email:
rss1
 
Комментариев к материалу нет. Оставьте первый комментарий!
Наверх